Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

02 сентября 2020

2020-09-06  100-летие со дня кончины Великой Княгини Марии Павловны Старшей

6 сентября 2020 года исполняется 100 лет со дня кончины Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Павловны, Августейшей прабабушки ныне здравствующей Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны

 

Великая Княгиня Мария Павловна Старшая (Людвигслут (Мекленбург-Шверин), 2/(14)15 мая 1854 – Контрексвилль (Франция), 24 августа/6 сентября 1920) - урожденная Принцесса Мария-Александрина-Елисавета-Элеонора Мекленбург-Шверинская, дочь Великого Герцога Мекленбург-Шверинского Фридриха-Франца II (1823-1883) и Великой Герцогини Мекленбург-Шверинской Августы (урожд. Принцессы Рейсс-Кёстриц).

 

16/29 августа 1874 в Санкт-Петербурге Принцесса Мария вступила в брак с Великим Князем Владимиром Александровичем. В браке у них родились дети: Великий Князь Александр (1875-1877), Император в изгнании Кирилл I (1876-1938), Великий Князь Борис (1877-1943), Великий Князь Андрей (1879-1956), Великая Княгиня Елена Принцесса Греческая и Датская (1882-1957).

 

Мария Павловна была назначена шефом 137-го пехотного Нежинского полка.  Прославилась широкой благотворительной деятельностью.

 

Приняла Св. Православие в день рождения своего Августейшего супруга 10/23 апреля 1908. После кончины Великого Князя Владимира Александровича (1909) унаследовала его обязанности шефа лейб-гвардии Драгунского полка и Президента Императорской Академии художеств.

 

Во время Русско-японской войны и I Мировой войны активно занималась организацией сети санитарно-военной помощи. В Петрограде основала Владимирский офицерский лазарет, солдатский лазарет, организовала отправку санитарных поездов, летучий автомобильный отряд для оказания экстренной медицинской помощи (под руководством ее невестки Великой Княгини (буд. Императрицы) Виктории Феодоровны), склады белья для раненых, питательные пункты для нуждающихся. Через Международный Красный Крест способствовала розыску военнопленных, использовала свои семейные связи для облегчения участи и условий содержания русских военнопленных, заботилась о создании братских военных кладбищ. В 1916 создала Комитет по снабжению солдат, выписываемых из лазаретов и госпиталей Петрограда.

 

Критически относилась к некоторым аспектам официального политического курса, но всегда хранила преданность и верноподданническую любовь к свв. Императору Николаю II и Императрице Александре Феодоровне. Подвергалась клеветнической травле со стороны придворных интриганов, стремившихся посеять рознь в Императорской Фамилии.

 

В феврале 1917 года выехала на лечение в Кисловодск.   Проживала также в Анапе. Эмигрировала в 1920 из Новороссийска в Константинополь. Некоторое время жила в Швейцарии, затем во Франции. Скончалась в Контрексвилле (департамент Вогезы, Франция). Погребена в основанной ею православной часовне во имя Святых Равноапостольных Марии Магдалины и Великого Князя Владимира в Контрексвилле.

 

***

 

Во блаженном успении вечный покой подаждь, Господи, рабе Твоей Благоверной Государыне Великой Княгине Марии Павловне, и сотвори ей вечную память!

 

 

***

 

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКУМЕНТЫ

 

 

Династический акт в связи с браком Великого Князя Владимира Александровича, 16 августа 1874 года

 

  [Л. 1] «Разрешив сыну Моему Великому Князю Владимиру Александровичу вступить в брак с Ея Великогерцогским Высочеством Герцогинею Мариею Мекленбург-Шверинскою; и изъявляя согласие, чтобы Ея Высочество Герцогиня Мария, по особым семейным Ея обстоятельствам, не была обязана при предстоящих обручении и браке восприять Православное исповедание, - Я признал за благо установить в настоящем Фамильном Акте, для непременного, в будущем, исполнения, следующие, в отношении // [Л. 1 об.] сего брака, правила.

 

1. Если, по неисповедимой воле Божией, наследие Престола перешло бы к сыну Моему Великому Князю Владимиру Александровичу, а Супруга Его до того времени оставалась в лютеранском исповедании, то сын Мой Великий Князь Владимир Александрович, по разуму ст. 142 Основных Законов, не иначе может получить право на Престолонаследие, как по восприятии Его Супругою Православного исповедания ;

 

2. Если бы Супруга Великого Князя Владимира Александровича, при переходе к Нему права Престолонаследия, не восприяла // [Л. 2] Православного исповедания; то Он должен быть признаваем добровольно отрекшимся от означенного права, с точным соблюдением постановлений, содержащихся в ст. 15  и 16 Основных Законов ;

 

3. Если бы, по неисповедимой воле Божией, Супруга Великого Князя Владимира Александровича, не восприяв Православнаго исповедания, кончила жизнь прежде перехода к Нему права Престолонаследия, - то, за прекращением Его брака с лицем иноверного исповедания, Он сохраняет право на наследование Престола;

 

4. В случае, указанном выше в ст. 2 об отречении Великого Князя Владимира // [Л. 2 об.] Александровича, равно если бы, по неисповедимой воле Божией, Великий Князь Владимир Александрович кончил жизнь до восприятия Супругою Его Православного исповедания, - дети, от брака сего рожденные, сохраняют все права Престолонаследия, Членам Императорского Дома принадлежащие, по порядку установленному в Основных Законах.

 

Александр. Цесаревич Александр. Владимир.

 

С. Петербург 16-го Августа 1874 г.»

 

Примечания к династическому акту:

 

Особая статья (article séparé) брачного контракта, подписанного представителями императора Александра II (отца жениха) и великого герцога Мекленбург-Шверинского Фридриха-Франца II (отца невесты) в Петербурге ещё 30 июля (12 августа н. ст.) 1874 г., гаратировала, что «Son Altesse Grand-Ducale Madame la Duchesse Marie, devenue par Son mariage Grande Duchesse de Russie, ne sera génée en rien dans l’exercice du culte Evangélique-Luthérien, dans lequel Elle est née et a été élevée” („Её Великогерцогское Высочество государыня герцогиня Мария, став в результате своего брака Великой Княгиней Российской, не будет иметь никаких препятствий в отправлении евангелическо-лютеранской религии, в которой она родилась и была воспитана»).

 

При этом оговаривалось, что великая княгиня Мария Павловна будет присутствовать на православных церемониях вместе с супругом, а дети от этого брака будут воспитаны в православной вере, в соответствии с законами Российской империи («ils seront élevés dans la réligion orthodoxe, conformément aux lois de l’Empire de Russie».

 

Из династического акта  16 августа 1874 года проистекают нижеследующие неоспоримые выводы.

 

  •  Отречение (окончательное или условно-предварительное) члена Российского императорского дома от принадлежащего ему от рождения права на наследование престола может быть только добровольным и не может быть, по какой бы то ни было причине, «автоматическим».

 

  •  Право определения, к кому применять, а к кому не применять действие статьи 185, принадлежит исключительно царствующему императору как главе Российского императорского дома.

 

 

  •  Давая разрешение на брак с иноверной особой члену Российского императорского дома, не обладающему непосредственным правом на наследование престола, глава императорского дома может взять с него письменное обязательство исполнить определенные условия в том случае, если ему, все-таки, суждено будет унаследовать права и обязанности главенства в императорском доме.

 

  • Целью статьи 185 является обеспечение православного исповедания императрицы-супруги. В связи с этим царствующий император может предъявить члену Российского императорского дома следующие требования: вступивший в брак с инославной особой, не принявшей православное исповедание и после заключения брака, в случае перехода к нему прав престолонаследия, обязан либо обеспечить переход своей супруги в православие, либо подтвердить свое персональное добровольное отречение, которое никоим образом не касается его потомства, рожденного и воспитанного в православии.

 

 

  •  Сам по себе брак с инославной принцессой не лишает члена Российского императорского дома прав на престолонаследие и не побуждает его отречься добровольно. В случае принятия супругой православия после заключения брака или смерти инославной супруги до перехода к нему этих прав, вопрос просто отпадает, и данный член династии становится главой императорского дома без всяких условий и оговорок.

 

6) Статья 185 никоим образом и ни при каких обстоятельствах не затрагивает право на наследование престола потомством от браков членов Российского императорского дома с инославными принцессами: «дети, от брака сего рожденные, сохраняют все права престолонаследия, членам императорского дома принадлежащие, по порядку установленному в основных законах».

 

Применительно к линии Владимировичей дело обстояло следующим образом. Если бы престолонаследие дошло до великого князя Владимира Александровича, то он должен был либо убедить свою супругу великую княгиню Марию Павловну принять православную веру, либо подтвердить свое добровольное обязательство окончательно отречься. В этом случае императором стал бы его сын великий князь Кирилл Владимирович.

 

Когда в 1905 году по поручению императора Николая II секретное совещание обсуждало вопрос, какие санкции можно применить к великому князю Кириллу Владимировичу в связи с заключением им брака без высочайшего соизволения, никто не подвергал ни малейшему сомнению наличия прав престолонаследия ни у великого князя Владимира Александровича, ни у великого князя Кирилла Владимировича.

 

После того, как великая княгиня Мария Павловна 10 апреля 1908 года приняла православие, Фамильный акт 16 августа 1874 года в отношении линии Владимировичей утратил актуальность, так и не вступив в силу.  Но он сохранил свое значение для правильного понимания брачного законодательства Российского императорского дома в целом и, в особенности,  порядка применения статьи 185.

 

***

 

Манифест св. Императора Николая II о принятии Великой Княгиней Марией Павловной Православного исповедания, 10 апреля 1908 г.

 

Объявляем всем верным Нашим подданым.

 

Любезнейшая Тетка Наша, Великая Княгиня Мария Павловна, познав и испытав, в согласии с Своим Супругом, истину Православия, возжелала, по душевному влечению Своему, соединиться с Нами в Вере и в общении церковных молитвословий и Таинств.

 

Сегодня восприяла Она к великой Нашей радости, Православную Нашу Веру и Святое Миропомазание.

 

Возвещая всем верным Нашим подданным о сем желанном событии, повелеваем именовать Ее Императорское Высочество Благоверною Великою Княгинею.

 

Дан в Царском Селе, в 10 день Апреля, въ лето от Рождества Христова тысяча девятьсоте восьмое, Царствования же НАШЕГО в четырнадцатое.

 

На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою подписано:

 

Николай

 

 

***

 

Из Дневника Великого Князя Андрея Владимировича. Описание встречи св. Императрицы Александры Феодоровны и Великой Княгини Марии Павловны 3 сентября 1915 года

 

"На днях Аликc заехала к Мама в Царское Село с двумя дочерьми чай пить. Следует отметить, что за двадцать лет это первый раз, что Аликc без Ники приезжает к Мама. Но самое интересное, это разговор, который происходил.

 

«Аликc горько жаловалась, что все, что бы она ни делала, все критикуется, в особенности в Москве и Петрограде. Все восстают против нее и связывают ей этим руки. "- Приехали теперь из Германии сестры милосердия, для пользы дела мне следовало бы их принять, но я этого не могу делать, т.к. это будет снова истолковано против меня".

 

«Мама спросила, правда ли, что она и весь двор переезжают в Москву? "- Ах, и до тебя это дошло. Нет, я не переезжаю, и не перееду, но "они" этого хотели, чтобы самим сюда переехать (тут она дала ясный намек, кто это "они": Николай Николаевич и черногорки), но, к счастью, мы об этом вовремя узнали и меры приняли. "Он" (Великий Князь Николай Николаевич – прим. ред.) теперь уедет на Кавказ. Дальше терпеть невозможно. Ники ничего не знал, что делается на войне; "он" ему ничего не писал, не говорил. Со всех сторон рвали у Ники власть. Урывали все, что было возможно. Это недопустимо в такое время, когда нужна твердая и непоколебимая власть среди этого развала во власти. Я умоляла Ники не гнать Горемыкина в такое время. Это верный и преданный человек, твердых убеждений и правил. Нельзя же ему гнать от себя людей, ему преданных. Кто же тогда останется у него?"

 

«Мама, передавая мне этот разговор, говорила, что Аликc производила глубокое впечатление искреннего горя по поводу текущих событий. Большое впечатление производило ее негодование относительно "черногорок" и их замыслов; она не передала, в чем было дело, но ясно сквозило, что она узнала нечто важное, угрожавшее не только ей лично, но и самому Ники. Это дает ключ к тому загадочному, как тогда казалось, ее поведению у тети Minny (вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны – прим. ред.), когда она говорила с Ксенией.

 

«Мама несколько раз повторяла, что Аликc произвела на нее глубокое впечатление. Тут было действительно отчаяние; Аликc смотрела на вещи именно так, как мы смотрели, и все, что она говорила, было ясно, положительно, верно. (...)

 

«Этот эпизод в нашей семейной жизни важен в том смысле, что дал нам возможность понять Аликc. Почти вся ее жизнь у нас была окутана каким-то туманом непонятной атмосферы. Сквозь эту завесу фигура Аликc оставалась совершенно загадочной. Никто ее в сущности не знал, не понимал, а потому и создавали догадки, предположения, перешедшие впоследствии в целый ряд легенд самого разнообразного характера. Где была истина, трудно было решать. Это было очень жалко. Фигура Императрицы должна блестеть на всю Россию, должна быть видна и понятна, иначе роль сводится на второй план, и фигура теряет необходимую популярность. Конечно, приведенный выше разговор не может восстановить все то, что было потеряно за 20 лет, но для нас лично, конечно повторяю, этот разговор очень важен. Мы увидели ее в новом освещении, увидели, что многое из легенд не верно, что она стоит на правильном пути. Ежели она и не сказала больше, нежели она это сделала, то, надо думать, причин к этому у нее было достаточно. Но видимо все же, что у нее накипело много на душе, и потребность хоть часть вылить побудила ее приехать к Мама".

 

***

 

Из статьи С. Поповского "Светлой памяти Ее Императорского Высочества Великой Княгини Марии Павловны" в эмигрантском журнале «Двуглавый Орел». Выпуск 14 от 15 августа 1921 года

 

"В эти дни каждому русскому сердцу, любящему свою Родину, хочется вспомнить почившую ВЕЛИКУЮ КНЯГИНЮ, Имя которой тесно связано со всем тем добром, которое делала для Русского народа Царская Семья. (…)

 

"Спи с миром, настрадавшаяся Царственная Изгнанница, на временно приютившей тебя чужой земле! Воскресшая Россия, опомнившись от содеянного, - благодарной памятью вспомнит о Тебе и, со стыдом преклонив колена у скромной гробницы Твоей, перенесет прах Твой на Священные для нас берега Невы, под своды Храма, хранителя славы и величия той России, которую Ты вместе с нами так любила, гибель которой так оплакивала и крушение которой свело Тебя в могилу. Мир измученной душе Твоей!"

Please publish modules in offcanvas position.