Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

21 ноября 2012

2012-11-21 Радио России. Ю.Б. Евкуров: «Мы не считаем, что живем на чужой территории»


© Фото: «Голос России»

Глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров в эксклюзивном интервью»Голосу России» подвел итоги своего четырехлетнего пребывания у власти, рассказал о встрече с великой княгиней Марией Владимировной, о развитии туристического кластера в республике и о поддержке многодетных семей

- Юнус-бек Баматгиреевич, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко на днях предложила создать Комитет по делам национальностей при правительстве Российской Федерации. Нужен ли такой комитет?

- Госдума, Совет Федерации играют одну функцию, а правительство - совершенно другое. И то, что комитет или другие органы, которые будут заниматься национальными вопросами, нужны - это давно известно. Я бы поддержал эту идею, это необходимо нашей стране, тем более если Комитет по национальным вопросам будет еще изучать и вопросы межконфессиональные, я думаю, это была бы большая польза. Без этого нам нельзя никак. Мы довольно серьезно наблюдаем, особенно в последнее время, такие явные негативы, которые портят межнациональные отношения между нашими народами. Поэтому, конечно, чем быстрее как-то воздействуем на эти отношения, тем лучше для государства в целом.

- Вы четыре года возглавляете Ингушетию. Что, на ваш взгляд, главное сделано за эти годы?

- Мы максимально снизили преступность, особенно проявления террористического направления, и стабилизировали обстановку. Это очень важно, и это видит каждый человек в республике. Второе. Мы довольно успешно реализуем принятую федерально-целевую программу по социально-экономическому развитию республики Ингушетия. И получаем хорошие результаты, в том числе в создании рабочих мест и создании такой хорошей социальной инфраструктуры: и школы, и садики, и объекты здравоохранения, другие направления, в том числе экономически важные объекты. Ну и поднимаем агропромышленный комплекс. И за эти годы мы заменили сто процентов техники в агропромышленном комплексе - тоже хороший рывок вперед. Мы по всем направлениям: и по макроэкономическим показателям, по доходам на душу населения, по снижению показателей младенческой смертности, по собираемости налогов, по многим ключевым вопросам впереди многих. И если по рабочим местам, по безработице мы очень сильно отстаем, то в других показателях мы впереди. Это тоже хорошее достижение. Это позволяет сделать вывод, что мы на правильном пути.

- А что не сделано? Что пока еще остается за кадром?

- Мы все еще не переломили идеологическую подпитку лидеров бандподполья, которые втягивают молодежь республики в противоправные действия. Вот это ключевое, что мы не доработали до конца. И в этом направлении положительная работа идет и сейчас, но тем не менее где-то это слабая работа. Второе: мы существенно не снизили безработицу, не создали для людей условий, при которых они стабильно имели бы заработок. Я имею в виду завод, фабрику, цех производственный. Чтобы люди приходили утром на работу, вечером уходили бы с работы, знали бы, что есть трудовой стаж, что есть гудок, что первая смена закончилась. Что есть отпуска, каникулы, санатории. То есть вещи, которые человека ставят на уровень стабильной, перспективной, гарантированной жизни. Вот эти вещи не сделаны. Работа идет. Нельзя сказать, что она провалилась. Наоборот, динамика позитивная есть, но опять же - не до конца мы доработали это. 

- Недавно вы опубликовали свой телефон для членов НВФ, для тех, кто захочет вернуться к мирной жизни. Много ли поступает звонков, есть ли уже положительные результаты?

- Буквально вчера я слушал по телефону, и вчера еще явился один. Реально появляются, выходят из леса. В том числе реальные четыре бандита, которые были членами бандподполья. Пока отрицают, что совершали преступления. Они у нас находились в розыске. Каждый день, каждый вечер в республике их показывали по телевизору. Мы их называли даже: вот члены бандподполья. С этими людьми не общайтесь, обращайтесь в правоохранительные органы. Не кормите, не одевайте, не подвозите этих людей, иначе испачкаетесь, иначе заразитесь этой болезнью. Вот вчера один из этих людей сдался. И в ближайшей перспективе - есть информация, - что еще четверо готовы сдаться. Это те, которые не против, чтобы мы их показали, озвучили фамилии. А где-то порядка 12 человек, которые не хотят, чтобы мы их озвучивали. То есть у нас позитивная динамика идет. И здесь плюс большой не только в том, что сдаются или за помощью обращаются родственники или сами члены бандподполья, а обращаются и другие, которые находятся в розыске или же совершали другие виды преступлений. Они тоже просят помощи. И одним из результатов стало то, что уже из-за границы к нам обращаются те, кто раньше вынужден был уехать из страны. Они просят помощи тоже, чтобы вернуться назад и не продолжать больше преступной деятельности, а вернуться к мирной жизни. Я сам не ожидал, что будет такая динамика, такие отклики. Но телефон хорошо сработал. Думаю, что дальше будет еще лучше.

- В начале ноября вспоминали жертв осетино-ингушского конфликта осени 1992 года. Прошло 20 лет, и отношения между Ингушетией и Северной Осетией вроде бы нормализовались. Но вот совсем недавно снова теракт в селе Чермен. Это очередная провокация для дестабилизации отношений между республиками или нечто другое?

- Понятно, что все было сделано к годовщине. Тот, кто завербовал этого смертника, кто направлял его, имел определенные цели. Не отметить годовщину громким терактом, а еще больше - дестабилизировать обстановку и нарастить ту напряженность, которая частично сегодня тоже присутствует. Поэтому здесь дураку понятно, что это, в первую очередь, делается, чтобы не было никаких сближений, было бы еще больше негатива. Но надо отдать должное и мудрости руководства Северной Осетии и нашему взаимодействию. Мы находим между собой понимание, что это все идет не от людей, не от народа, а от бандитов, которыми даже управляют не из Ингушетии, а вообще из-за границы управляют этими отморозками, и эти отморозки совершают злодеяния.

- А как обстоят дела с возвращением переселенцев в Северную Осетию?

- У нас есть часть проблемных населенных пунктов, которые считаются сегодня закрытыми для размещения. Работа идет. Но я скажу, что есть определенные риски в плане того, что слишком затягивается этот вопрос. Здесь нужна политическая воля руководства обеих республик, чтобы все-таки этот вопрос решить. Его не надо решать через федеральный центр, это вполне выполнимая задача. Но есть много населенных пунктов, где можно заехать людям, где даже дома построены, но ремонт не завершен. И туда более 600 семей могут заехать, и никто этому не препятствует. Но и там есть проблемы людей, которые не до конца получили компенсационные выплаты, чтобы сделать ремонт и завершить процесс. И еще одной из явных, гнетущих проблем остается поиск без вести пропавших. Это почти 200 человек - 195 человек. И мы здесь тоже находим взаимопонимание не только с руководством Северной Осетии, но и со следственными органами, которые готовы оказать содействие, чтобы находить старые захоронения тех времен. Мы сделали ДНК-анализ всех пропавших без вести, и не только лиц ингушской, но и осетинской национальности, и работаем в этом направлении сегодня. Я думаю, решением этих комплексных задач мы сдвинем проблему с мертвой… Ну, не с мертвой, а с той медленной, но положительной динамики развития, еще больше ускорим процесс.

- Вы сказали, что в республике заметно улучшилась криминогенная обстановка. Что повлияло на ситуацию?

- Влияет не только эффективность работы правоохранительной системы. Бесспорно, она видна сегодня: и тесное взаимодействие, и управление ФСБ, и МВД по республике Ингушетия. Но большой фактор - самосознание людей. Общество устало от всех этих криминальных явлений, и общество хочет максимально работать, жить в мирной, нормальной, хорошей республике, в хорошей стране. Поэтому общество помогает и силовым структурам.

- Чем закончилась дискуссия о переделе границ между Чечней и Ингушетией?

- Это вопрос на уровне федерального центра. Мы подготовили свои документы, та сторона готовит тоже свои документы. Поэтому осталось только ждать результатов, что скажет федеральный центр. Одно скажу: мы не считаем, что живем на чьей-то чужой территории. Мы живем на своей территории, и свое мнение подали. Там уже решит федеральный центр: кто прав, кто не прав.

- Как сегодня идет реализация федеральной целевой программы для развития Ингушетии? Недавно поменялся глава Минрегиона, это ведомство отвечает за функционирование федеральных целевых программ. Ждать ли изменений?

- Изменения вряд ли будут. Год заканчивается, последние деньги этого года поступили в республику, они уже освоены. В принципе, работа не останавливалась. Освоение идет планово, срывов нет. По всем отчетам и по всем проверкам мы довольны качеством реализации ФЦП и качеством освоения тех средств, которые выделяется федеральным бюджетом.

- Ингушетия присоединяется к проекту туристического кластера на Северном Кавказе. Готовится открытие горнолыжной трассы. Что уже сделано?

- Обещают все по графику. Мы должны ориентироваться на 25 ноября, проверим готовность, посмотрим. Осталось потерпеть чуть-чуть. Но обязательно это будет, может - чуть-чуть позже, может - раньше, может - в сроки, к которым мы постарались сделать. Но это будет обязательно. И это позволит в первую очередь своим жителям, жителям республики, получить удовольствие, научиться такому виду спорта и отдыха, как горнолыжный туризм. И, естественно, через это покажем красоты и возможности республики Ингушетия, чтобы к нам приезжали туристы из других регионов. Мы и сейчас проводим мероприятия: и борцовский турнир по боям без правил, который будет ежегодным, и экстремальные виды спорта в различном направлении, в том числе и горнолыжный, и дельтаплан, и рафтинг. Это вещи, которые привлекают людей. Ну и, конечно, реклама тех возможностей, которые сегодня есть: и наш музей под открытым небом, прекрасные башенные комплексы, те красоты, которые сегодня есть, и создание условий для тех, кто хочет нас посетить. Чтобы полностью обслуживать человека с момента, когда он решил связаться с турфирмой и прилететь или приехать в республику, встретить его и проводить обратно.

- На днях Ингушетию посетила великая княгиня Мария Владимировна, глава императорского дома Романовых. Как вы оцениваете визит?

- Знаете, мне особо приятно было видеть не царскую особу, не Ее Императорское Высочество, не чиновника, а человека. Думал увидеть чопорную, напыщенную даму, каковыми мы себе представляем царских особ. Оказывается, нет. Простой человек, проще, чем мы сами. Это очень сильно тронуло не только меня, а вообще жителей республики, с кем бы она ни общалась. Все были просто шокированы таким человеческим отношением. И второе, что меня очень сильно удивило, - знание вопроса.Она знает экономику, социальную сферу, знает быт, проблемы. Она давала определенные советы и по туристическому кластеру, и по снижению безработицы. Она в теме. И она блестяще знает историю России. Эти вещи очень нужны и полезны для нас, обывателей, когда мы воочию видим, что великие люди - действительно великие в своих делах, поступках и поведении.Она, например, подала идею не делать дороги в высокогорный Джейрахский район, сказала, что все должно быть там в первозданном виде. Она привела примеры Испании, Германии: там, где есть асфальт, бордюрный камень и вообще все условия, туристам не особо интересно. А вот там, где есть дикая природа, где есть проходимые тропы или дороги, по которым можно проехать, но не асфальтированные, – это вещи, которые привлекают, которые запоминаются туристам. Мы не отказываемся от дороги в Джейрах, но будем строить ее так, чтобы максимально оставить все как есть.

- А как вообще будет обеспечена безопасность туристов в горах?

- Как и сейчас. Но в целом ОАО «Курорты Северного Кавказа» планирует создать свою систему безопасности с опорой на международный уровень. Мы делаем гостиницы всемирного уровня, мы хотим, чтобы сами наши жители участвовали в этом процессе, но чтобы никого, кто будет нарушать общий порядок, близко не допускали к этой сфере.

- В республике проводятся молодежные форумы, фестивали. Что это дает Ингушетии?

- В первую очередь это для молодежи, которая приезжает к нам из других регионов. К сожалению, у них в сознании заложено, что Ингушетия – это небезопасное место. Но они приезжают – и видят, что все безопасно, все прекрасно. «Мы думали, здесь очень плохо, а оказывается - здесь даже прекраснее, чем в наших регионах». А в целом общение людей, общение молодых ребят друг с другом, когда они друг друга больше и больше узнают, это позволяет легче решать тот первый вопрос, который мы затронули: национальную политику, межнациональные отношения. Молодые люди видят, что мы все дети единого Бога, Создателя. Нам нечего делить. Везде есть хорошие, есть плохие, есть отношения. Все должно быть настроено на то, чтобы созидать, преумножать и жить в мире, в согласии, в диалоге друг с другом.

- Великая княгиня приезжала в Ингушетию в связи с открытием памятника Дикой дивизии – кавказского соединения царской армии, которое геройски воевало на фронтах Первой мировой. Как возникла идея памятника?

- Изначально была идея расширить Мемориал репрессированных народов. Главная трагедия нашего народа – депортация 1944-го года. Мы долго сидели, думали с историками, с общественниками, через Интернет что-то обсуждали, людей спрашивали. Мы пришли к мнению, что надо сделать мощный мемориал памяти и славы. Сперва часть людей, и тоже обоснованно, говорила, что главная трагедия нашего народа - депортация, и это должно быть неприкасаемо. Но потом люди все-таки пришли к мнению, что не надо делать, как в Израиле, Стену Плача, куда только приходят и плачут. Знаете, одно из самых нелепых объяснений депортации ингушей – что мы якобы там кому-то из врагов во время Отечественной войны подарили коня с золотой уздечной. И про калмыков говорят то же самое, и про балкарцев, про немцев тем более. Про каждого что-то находили. Мы решили, что мы не должны никому объяснять, что мы коня не дарили. Это уже сегодня-то сложно объяснить, а через 200 лет, 100 лет - вообще будет непонятно. Мы решили: давайте покажем делом, что такие, как мы, не могут быть врагами и коня врагам дарить не могут.

- Как это показать?

- А мы покажем путь развития Ингушетии. И мы показали этим мемориалом путь развития Ингушетии с великой Россией. 240 лет назад -добровольный вход в состав России, подписание соглашений,клятвенные обещания, завещание нам, потомкам, наших тогдашних предков, которые пошли на этот шаг. И показали весь последующий славный путь ингушского народа, в том числе во всех войнах, которые в те времена вела Российская империя. Даже в истории Смутного времени уже есть след Ингушетии, а тем более - имперские войны. И показали ингушей георгиевских кавалеров, генералов царской армии. С другой стороны, показали и революционную составляющую, ингушский народ как активного участника революции, и советский период, и Великую Отечественную войну, и героев Советского Союза и современной России. И вышли на то, что сегодня есть в республике – и аэропорт, и вокзал, и столица, и парламент, и спортсмены, олимпийские чемпионы– это все показали. Это все было сделано для этого, чтобы увидев это все, люди перемещались к Вечному огню напротив башенного комплекса памятника жертвам политических репрессии, в честь памяти тех, кто был выселен в 44-ом году.И когда люди туда подходят, они понимают, какая это глупость про этого подаренного коня. Не мог такого сделать такой народ, который мы видели на его историческом пути, такая эта масса героев, ученых, академиков. Этот народ не может быть предателем. И люди понимают, что это была именно политическая ошибка, политические амбиции, а не предательство ингушей. Одним из ключевых эпизодов в Великой Отечественной войне были бои за легендарную Брестскую крепость, которая приняла на себя удар 22 июня 1941 года. Не все знают, что последним защитником Брестской крепости был наш ингуш, старший лейтенант Барханоев. Мы его увековечили. Теперь к нам приезжают из других регионов России, смотрят и говорят: «Да, а мы не знали».

- Хотя это не такое давнее прошлое, как «Дикая дивизия»…

- Да, уже не все знают, что такое Дикая дивизия и какую роль Дикая дивизия сыграла в Первой мировой войне, в Брусиловском прорыве, и именно какую роль сыграл ингушский полк. Все полки дивизии воевали храбро, у каждого полка есть что вспомнить. Но ингушский полк был особым, к нему очень трепетно, с любовью относился великий князь Михаил, младший брат Николая Второго, будучи командиром дивизии. И ингушский полк выполнял ключевые задачи в двух-трех сражениях. В Брусиловском прорыве пошел первым ингушский полк и обеспечил успех дивизии, когда прорвал оборону немецкой «железной дивизии» и частично ее уничтожил. Остальные полки этот успех продлили. Поэтому, конечно, мы в память о «Дикой дивизии», о нашем ингушском полку и, особенно, о великом князе Михаиле поставили эту группу всадников, во главе которых стоит сам великий князь Михаил. Это и явилось первопричиной появления у нас в республике ее императорского высочества.

- Юнус-Бек Баматгиреевич, вы выросли в многодетной семье. Ингушетия – один из лидеров по рождаемости. А как вы поддерживаете многодетные семьи?

- В рамках того, что выделяет федеральный центр для поддержки многодетных семей, в рамках предусмотренных льгот. Плюс еще дополнительно – то, что мы на уровне республики решим, что можем выделить. Но я сам вырос в семье, в которой было 12 детей, и мы не жили на субсидии и господдержку. И отец, и братья старшие день и ночь работали, чтобы прокормить семью, и, слава Богу, никто с голода не умер и никто разбойником не стал. Как-то меня спросили, откуда у вас такие традиции - многодетные семьи. Я говорю: мы взяли у славян. Когда было крепостное право, самые тяжелые времена, в крестьянских семьях не найти было семьи, где было бы меньше пяти детей: 10,12,15. Обратитесь к воспоминаниям наших полководцев - Жукова, Рокоссовского, Тухачевского, всех, кто родился в царское время, какие были большие, огромные семьи. И никто себе не мыслил одного или двух детей. Здесь, мне кажется, больше надо отходить от темы, что, мол, невозможно содержать. Знаете, если ребенок появился, ты найдешь возможность, чтобы прокормить и себя и его. А когда ребенок один или двое, становишься ленивым. Где-то ходишь клерком, работаешь. А если их будет 10, с таким же успехом будешь находить работу, работать и кормить этих детей. Так же, как у нас в республике происходит.

http://rus.ruvr.ru/2012_11_21/Evkurov-Mi-ne-schitaem-chto-zhivem-na-chuzhoj-territorii/

Please publish modules in offcanvas position.